рус eng укр
в Украине
Национальный союз
фотохудожников Украины
горячая новость:Шановні колеги! Атака на сайт триває, щоденно реєструється понад 500 ботів. Вибачте за незручності.
Главная - Статьи - ВОЗВРАЩЕНИЕ MAIER POPPINS Надежда ЛАТУНОВА, Вадим БОЧЕЧКО
| 02 марта 2016

ВОЗВРАЩЕНИЕ MAIER POPPINS Надежда ЛАТУНОВА, Вадим БОЧЕЧКО

ВОЗВРАЩЕНИЕ MAIER POPPINS




Статья принимает участие в Конкурсе статей о фотографии.

 


Надежда ЛАТУНОВА,
Вадим БОЧЕЧКО

 

 

 

Предисловие
1. Фотографии как визитная карточка Америки
2. Street photography
   2.1 Стрит
   2.2 Стиль. Мода.
   2.3 Уличный портрет
   2.4 Жанровый портрет
   2.5 Бедность
   2.6 Вдвоем
3. Анализ построения и композиция
4. Формалистический пейзаж
5. Игра с пространством
6. Тень и свет
7. Графика
8. Кино
9. Няня
10. Этот странный мир
11. Ракурс
12. Отражения
13. Наложения
14. Юмор
15. Абстракция
Заключение
Ссылки на материалы 


“We have to make room for other people. It’s a wheel – you get on, you go to the end, and someone else has the same opportunity to go to the end, and so on, and somebody else takes their place. There’s nothing new under the sun.”
Vivian Maier

Предисловие 

В 2009 году в мире фотографии зажглась новая «звездочка». Фотографический мир с удивлением обнаружил новое имя. Странность заключалась в том, что автор фотографий не дожила совсем немного до встречи ее творчества с публикой. Наверное, многие знают историю открытия фотографий Вивиан Майер. 

В двух словах:
В конце 2007 Джон Малуф оказался обладателем большого количества негативов, значительная часть которых была не проявлена. Постепенно он разобрался с тем, какие фотографии попали к нему в руки и в 2009 году фотографии Вивиан Майер увидели зрители. Выставки её фотографий теперь проходят по всему миру. А ее имя ставят в один ряд с именами выдающихся фотографов. 

Вивиан Майер (1926-2009) родилась в Нью-Йорке, но до 25 лет жила во Франции. А в 1951 году вернулась в Нью-Йорк и жила в Америке до самой смерти. Все это время она проработала няней в разных семьях и практически не расставалась с фотоаппаратом. 

Ее архив на сегодняшний день составляет порядка 100 000 снимков. Эти фотографии сделаны в период с начала 1950-х по конец 1990-х годов, проявлено из них было около 3000. 

Один из ее воспитанников, Лэйн Генсбург, сравнивает ее с Мэри Попинс. Она умела создавать увлекательные приключения для своих воспитанников, могла оказаться с ними в самых неожиданных местах: на просмотре нового фильма или на старом кладбище. Она была высокая и очень худая, говорила с легким акцентом и одевалась несколько вычурно: широкополая шляпа, ботинки, плотное пальто, длинная кружевная юбка в пол. Образ дополняли саквояж и вечно болтающаяся на шее фотокамера. 


Нью-Йорк, 10 сентября 1955

Устраиваясь в очередной раз на работу, она сказала: «Я должна сказать вам, что я пришла сюда со своей жизнью, которая находится в моих коробках». Это оказалось 200 коробок с плёнками и отпечатками. 


Те ее фотографии, которые доступны нам сегодня, составляют как бы видимую часть айсберга. Но и в каждой из них присутствует то, что Хемингуэй называл «принцип айсберга» - мы видим картинку, которая составляет лишь малую часть домысливаемого сюжета. 


Чикаго, Иллинойс, 1960-е

1. Фотографии как визитная карточка Америки 

Творчество Вивиан Майер чрезвычайно многогранно. Запечатлевая повседневную жизнь Америки 50-90 годов, она создала как бы визитную карточку тех лет. Это не просто зарисовки из жизни. В выстроенных чёрно-белых квадратах присутствует зафиксированный, но не «пойманный», а скорее приглашенный и принявший приглашение, дух тех лет. Автомобили, причёски, одежда, даже позы и выражения лиц рассказывают историю времени. 


1953

 


Флорида, 9 января 1957

 


Нью-Йорк, Апрель 1953

 


1953

 


Канада

 


Нью-Йорк, январь 1953

2. Street photography 

Стрит
Большинство фотографий сделаны на улице и, конечно, вызывают в памяти «Street photography». Приведем всего несколько примеров: 


Нью-Йорк 1953

 


 

 


 


Нью-Йорк 1953

 


 

 


Эти фотографии сделаны не «со стороны», а равноправным участником городской жизни и включают зрителя в событийный контекст. Мы вместе с автором сопереживаем, улыбаемся, просто ощущаем дыхание улицы, мимолетность, но в то же время, стройность мира, живущего по своим законам. 

Стиль. Мода. 
По фотографиям Вивиан Майер изучают характеры, стиль и моду Америки тех лет. Ее персонажи не только живые, но и зачастую невероятно типичные, и рассказывают не столько о себе, сколько о соответствующем уголке мира, типаже или просто атмосфере тех лет. 


Нью-Йорк 1951-156

 


Чикаго, Иллинойс

 


Чикаго, Иллинойс 1967

 


Уличный портрет 
Люди занимают более чем заметное место в фотографиях Вивиан Майер. Иногда они участники уличных сценок, иногда, почти не отличимые от остальных частей города, составляющие мегаполиса. А иногда люди сами по себе, на удивительно живых портретах 


Нью-Йорк, 1951-1956

Выразительной частью портрета почти всегда является лицо человека. Здесь же образ дан совсем иначе. Через окружение, позу, руки. 


Чикаго, Иллинойс

Можно подумать, что данный кадр это аллюзия на картину Бернардо Строцци «Старая кокетка». Но фотография не несет в себе аллегории бренности и суеты. Подчеркнуто строгое окружение говорит о том, что женщина принимает себя такой, какая она есть. И смотрит спокойно и с достоинством. Глаза называют зеркалом души человека. Здесь мы видим взгляд персонажа в зеркале и возникает двойная метафора – зеркало в зеркале. Но зеркало отражает не только ее, но и фотографа. Вспоминается фраза Хеменгуэя «по ком звонит колокол». Кажется, что Вивиан не случайно вводит себя в кадр, отдавая себе отчет о течении времени. 


1959

 


 


 


Разнообразие характеров в кадрах Вивиан не меньше чем разнообразие городских пейзажей. И каждый из них - личность. Каждая в своей атмосфере и ни один не хуже и не лучше другого — это просто люди, просто наблюдения, просто жизнь. 


Чикаго, Иллинойс

Здесь нет подчёркнутых морщин, глубокомысленного взгляда и прочих стандартных приёмов изображения старости. Есть только общность линий человека, одежды, трости. Время соединило человека и его костюм в единое целое. И всё, что осталось светлого это пластиковый стаканчик.

Жанровый портрет 
Уличная фотография не слишком располагает к индивидуальному портрету, но в то же время представляет огромное поле для изображения взаимодействия людей. Пары на фотографиях Вивиан Майер разыгрывают удивительно живые сценки из городской жизни. 

 

 

Бедность 
Вивиан Майер видела мир таким какой он есть — богатые и бедные, благополучные и несчастные — все люди представляли для нее интерес. И своим воспитанникам она старалась рассказать о мире как можно больше. Кто-то из ее воспитанников вспоминает: “Майер спросила его – ты на самом деле думаешь, что у всех есть стиральная машина с сушилкой? Мальчик кивнул в ответ. «Это ужасно» – сказала она потом его матери”. - Она хотела, чтобы мальчики знали об этом мире все – говорит Нанси Генсбург. 


Нью-Йорк 


1955 


Нью-Йорк 1953


Нью-Йорк 1953

Вдвоем 
Не смотря на то, что Вивиан Майер не имела своей семьи, никто не вспоминает о том, что у нее были друзья, тем не менее, тепло человеческих чувств присутствует в ее фотографиях. На этих снимках мы видим пары разного возраста и в разных ситуациях, снятые со стороны, но так, что мы чувствуем их тепло, нежность, близость. 


Нью-Йорк 1954

 


Флорида, 7 апреля 1960

 


3. Анализ построения и композиция 
Большая часть ее фотографий сделана на среднеформатный Rolleiflex. Каждый кадр делался без дублей и в довольно сложных для фотографа обстоятельствах, кроме того мы видим их без кадрирования и какой-либо постобработки. Тем более восхищает точность построения ее снимков. 


Чикаго, Иллинойс 1950-1960

На этом кадре хочется остановиться особо. Здесь все на своих местах. Дуга надписи вывески рифмуется с аркой окна справа, при этом и окно и вывеска прижаты к краю кадра идеально точно. Несмотря на присутствие объема, композиция кадра закрытая и объем ограничен «двориком» Игра с пространством начинается с диагоналей черных труб слева. Они создают пространство переднего плана, зримо подчеркивая глубину. Ограничивает это пространство лестница. Все объекты за ней воспринимаются как декорация, намалеванная на старом холсте. Персонаж слегка смещен из центра кадра и складки его одежды отсылают к хаосу линий под вывеской. 


Уилметт, Иллинойс 1968

Замечательна игра плоскостей и предметов в данном кадре. Помимо выверенности и точности построения линий и сочетания объектов интересно, что и в окне мы наблюдаем картину так же строго и точно разделенную, как и сам кадр. Окно становится самостоятельным изображением, как бы фотографией в фотографии. 


Чикаго, Иллинойс

Кадры Вивиан живут своей жизнью. В них визуальные объекты городского окружения и живые персонажи встречаются самым неожиданным образом. Белые линии на стене точно перекликаются с линиями человека за стеной. 


Нью-Йорк, 1954

Здесь мы видим, как город повторяет себя в своих жителях — узор на шляпке почти в точности совпадает с рисунком окон на здании. Тот же ритм повторяется на вуали и, чуть усложняясь, на рисунке ткани. В то же время тональность лица оказывается удивительно схожей со структурой старого здания, на фоне которого расположен мужчина. 


Чикаго, Иллинойс, вторая половина июня 1953

Клетчатая структура рубашки повторяет клетчатую структуру здания, и даже волосы рифмуются с ветками дерева. А объективы фотоаппарата с круглым зеркалом. Интересна игра плоскостей и пространства. 


июль 1956

Здесь сплошные совпадения линий. Рубашка — вертикали на стене, складки на лбу — жалюзи, и даже линии лица повторяются в барельефе. 

Вивиан Майер много снимала на улице, но ее стрит кажется отличным от того же Анри Картье-Брессона — для нее важен не решающий момент события, случившегося здесь и сейчас, а решающий момент пространства, формы, и жизни города в которой люди участвуют на равных со зданиями, а события из жизни заборов или тротуаров так же важны как встречи людей. 


На этой фотографии нет решающего момента «событийного», минутой раньше или минутой позже, кадр мог бы быть другим, но рассказывал бы о том же — о том как в городе живут клетчатые люди и клетчатые здания, строят и разрушают друг друга. 


1967

Структуры человеческие и предметные повторяются и перетекают друг в друга, образуя единство коловращения жизни — ветки деревьев отпечатались в нарисованных бровях, их же форма повторяется в ромбах сетки, которые в свою очередь повторяют текстуру одежды второго человека, а из его головы растут ветки деревьев, которые отпечатались..... 


Чикаго, Иллинойс, 1950-е

Жизнь большого города отпечатывается в заголовках и иллюстрации прессы, которая в свою очередь превращает окно газетного киоска в иллюстрацию на еще одной странички городской жизни. 

4. Формалистический пейзаж 

Впечатляет разнообразие в подходах. В своих фотографиях Вивиан Майер рассказывает не только о людях, но и о жизни других обитателях города. Вещи и строения оживают как у сказочника и живут иногда понятной, иногда жутковатой жизнью. 


Канада

Кадр жизни неживого в городе. Стена выстроена из того, из чего обычно стен не строят. И даже не понятно то ли ее построили и она начала разрушаться, то ли наоборот - из хаоса ящиков по краям начинают кристаллизоваться регулярные структуры. Очень городской кадр и очень символичный. 


Глядя на этот кадр, вспоминаются метафизические натюрморты Слюсарева. После фотографий с людьми жизненных, близких, иногда даже теплых, этот снимок поражает холодом неба, продутого всеми ветрами железа которое удерживает то ли небо, в разрывах которого видна ткань, то ли ткань, в разрывах которой видно небо. 


сентябрь 1956

Мы еще вернемся к Эшеровским мотивам фотографий Вивиан и роли тени в них, а здесь просто отметим, как элемент городского пейзажа стал одновременно пейзажем, картой, судьбой и собранием символов. 

5. Игра с пространством 


Мауриц Корнелис Эшер создавал гравюры, в которых из плоскостей вырывалось пространство, организованное невозможным в нашем трехмерном мире образом. На этой фотографии то же самое происходит на наших глазах. Мерный и плавный ритм в левом нижнем углу буквально взрывается. И кадр можно рассматривать как угодно долго, а линии будут выстраивать все новые и новые поверхности, пространства и образы. 


Нереальное в реальном. Кадр образован пересечениями объектов и их теней. Тень сама по себе не материальна и уж совсем не материально пересечение тени с объектом. Отдельного восхищения достойна точность композиции и видения кадра. 


Во многих ее кадрах тень является полноправным объектом, живущим в кадре своей собственной жизнью. Так было в предыдущем кадре, так же и здесь. Тень с недоумением взирает на изломы плоскостей выстроенных досок и, отчаявшись уложить их в единую плоскость или хотя бы пространство, вновь превращается в черный провал тени, только уже не человеческой, а геометрической. 

6. Тень и свет 


1955

Продолжая разговор о равноправии теней и объектов. Удивительный кадр, в котором тени создают свой собственный городской пейзаж и в то же время разделяют существующий на две почти не связанные области. Трудно поверить, что левый нижний угол и левый верхний принадлежат одному и тому же времени суток, а тень в правой части кадра кажется забрела сюда вообще с другого континента. В то же время кадр ничуть не эклектичен, все части гармонично сочетаются и образуют единый слегка сумасшедший городской вид. 


Нью-Йорк, 18 апреля 1954

А здесь тени, подчеркивая свое равноправие, становятся реальней отбрасывающих их. Одежды лишены деталей и воспринимаются как черные провалы, в то же время тень фактурна и даже швы на ней столь же реальны, как швы на чулках. При этом тени удивительным образом не повторяют объекты — левая рука девочки в верхней части кадра продолжается рукой женщины, ведущей ее, а на тени образует прямой угол. Так же и нижний край одежды совсем не повторяет край тени. 


В этом кадре мир теней хотя и менее вещен, чем мир предметов, но оказывается богаче персонажами. Мы не видим тени на самом колесе, а в мире теней человек равноправно присутствует. 


Считается что введение себя хотя бы в виде тени в кадр — изобретение фотографов современности, но у Вивиан Майер ее тень присутствует на множестве кадров, а на этом кадре она как бы шутит над теми, кто будет считать изобретение этого приема реальной сенсацией. В то же время присутствует грустная самоирония — надпись хранится в пустом пакете, сенсация покинула его и осталась лишь сморщенная оболочка. 


Нью-Йорк

Со временем в ее кадрах свои особенные отношения. Оно присутствует в мимолетности теней, в ритме жизни, в изображении старого и нового и даже в надписи на журнальной обложке. В этом кадре тень человека является сосредоточением других теней, которые расходятся в разные стороны, повторяясь в ветках кустарников, а на пересечении их возникает сумка, которая присутствует вместе со своей тенью и временем. 


Вивиан Майер без стеснения и очень точно использует любые элементы города. Вот и в этом кадре ангел расположился внутри нее, надпись «небеса могут подождать» перестает быть афишей и становятся призывом к жизни здесь на земле. 


Вивиан не признает дистанций между собой и снимаемым миром. Она активно входит в кадр но не навязчиво, а как равноправный партнер по созданию образа. Вот и в данном кадре тень образует в нижней третьей кадра свой маленький мир, который на равных взаимодействует со сложной системой полос и линий вверху и в то же время бигуди с проблесками света оказываются отражением шляпы в пляжном мире.


1960-е

Трафарет — это та же тень, только выполненная не светом, а краской и в этом кадре трафарет реальней тени, в нем присутствуют детали и, кажется, зарождается жизнь. При этом контуры фигур трафарета неуловимо напоминают контур тени, как бы связывая воедино жизнь на плоскости. 


1950-е

Но тени не единственные нереальные персонажи, присутствующие в снимках Вивиан. На равных правах вместе с тенью здесь живет и отражение. Отражение меньше, но мир в нем шире, в то же время этот маленький мир включен в игру теней. "Тех, кто делал ошибку, называя ее миссис Майер, она всегда обрывала – «Я мисс Майер, и я горжусь этим»" И в этом кадре мисс Майер помещает себя с фотоаппаратом внутрь себя самой. 


Нью-Йорк, 18 октября 1953

Тень и свет извечные помощники фотографа, но в данном кадре они приобретают мистическое значение. Вивиан Майер всю жизнь провела в тени, запечатленный ей свет ждал своего часа и теперь мы знаем о ней и о том, что она видела, по сохраненным частицам света и ее взгляд встречается с нашим спустя много лет. 


Чикаго, Иллинойс, 17 апреля 1968

Тени в рассмотренных фотографиях играют самые различные роли, живя своей собственной жизнью или изменяя пространство или смысл вокруг. А в этом кадре из плоскости тени возникает объем света и они сосуществуют, не противореча друг другу, а дополняя в едином образе. 


Чикаго, Иллинойс

Здесь тень существует уже не в виде силуэта, а в виде фона, из которого свет рисует образы как человеческие, так и словесные, но мрачная природа тени берет свое и текст из черных букв складывается соответственный, подыгрывая с некоторой иронией сюжету. Наверное Вивиан Майер не смотрела «Старики-разбойники», хотя кто знает.... 


Здесь силуэты нарисованные светом и тенью существуют практически равноправно. Детали присутствует только у стены, а человек дан как система противоборствующих элементов света и тени. 


Элегический настрой кадра подчеркнут тем, что свет в нем разлит в воздухе. Мы замечаем, прежде всего, не белые или черные элементы, хотя их и хватает на снимке, а наполненность светом переднего плана. Мысли сидящего человека как бы витают вокруг него, либо материализуясь в конкретные предметы, либо заполняя пространство между ними. 


На этом снимки множество миров, построенных игрой света и тенью. До белизны залита светом газета и постепенно материализуясь, свет создает сначала читающую газету женщину, затем обстановку вокруг и постепенно смешивая миры реальный и воображаемый возникает образ мужчины в шляпе, как будто возникающего из прочитанного. 


А в этом кадре свет образует свой отпечаток. И не понятно вырезан здесь светлый контур из тёмной плоскости или тёмный из света. Светлая и тёмная части кадра одинаково бедны деталями и образуют два силуэта взаимно дополняющих и не существующих друг без друга. Такой вот фотографический инь-ян. 

7. Графика 


Среди изобразительных средств фотографий Вивиан Майер не последнее место занимает четкая линейная графика. В этом кадре точность соотнесения диагоналей и разделения кадра на части заставляют вспомнить скорее лишенную цвета супрематическую живопись. Но в то же время графика вполне живая и повествует не только о борьбе и взаимодействии сил, но и вполне обыденном городском мире. 


Чикаго, Иллинойс

Вивиан Маейр великолепно видела совпадения в плоскости снимка самых различных элементов и очень точно вписывала один в другой. В этом кадре естественная рамка не только заключает в себе ритмы окон, но и благодаря линиям решетки дематериализует их, создавая чистое изображение, отделенное от повествования. В таком виде это не столько фотография окон дома, сколько узор … 


Еще один пример того, как фотография Вивиан Маейр можно найти подчас самые неожиданные приемы, получившие распространение значительно позднее. Например данный кадр всем знакомым с ascii графикой напомнит распечатки с устарелых символьных принтеров. 

8. Кино 


Стейтен-Айленд, Нью-Йорк, 23 июня 1954

Удивительная точность разделения кадра на части. Перспектива, образованная линиями сидения, внезапно превращается в череду кинематографических кадров. При этом вертикальный столб справа отделяет двух персонажей, представленных силуэтами. Они становятся наряду с нами зрителями, смотрящими это кино. 


1950-е

Еще одна примета времени. Сегодня уже не встретишь такой ряд людей с газетами в руках. И в то же время сами они тоже образуют временной ряд, выстраиваясь как кадры короткометражки тех лет. 


У Вивиан Майер есть несколько фотографий с коридором зеркал. Но именно здесь кажется что лица в разных зеркалах разные, как будто фотография выхватила не текущий момент, а череду состояний. 

9. Няня 


июль 1953

Вивиан Майер всю жизнь проработала няней в разных семьях. Все эти годы она не расставалась с фотоаппаратом и конечно в объектив попадали и люди из семей, в которых она работала. Иногда Вивиан печатала свои фотографии и некоторые из них приобретали родители детей, которых она воспитывала. Она никогда не дарила свои фотографии, как вспоминает один из ее воспитанников: она брала деньги просто потому что вы должны были доказать, что вам эти фотографии нужнее чем ей. 


Уилметт, Иллинойс,1968

 


Уилметт пляж, Иллинойс, 1968

Игрушечный мир на снимках предстает не глазами ребенка или взрослого, а глазами фотографа. Живущий своей собственной жизнью не лучший и не худший, чем мир города людей, а со своим особым пространством светом и обитателями. 


 


Уилметт, Иллинойс 1968

Дети живут в своем собственном мире и видят его по-своему. Разрушенная труба может стать волшебным домом, а раскинувши руки в воде можно объять все небо. Ребёнок в воде становится частью стихии – как облако отразившееся в воде или спустившееся в неё. 

10. Этот странный мир 


1967

В этом кадре реален преимущественно искусственный мир. Четкие линии, жесткие формы, а всё не созданное руками человека существует расплывчато, туманно и только сухой лист намекает на переход прямых и строгих линий обратно к природе. Отдельно хочется сказать о силуэте человека. Его симметричность подчеркивает спокойствие, с которым человек смотрит как на рукотворный, так и на нерукотворный мир, объединяя их в своем сознании. 


22 августа 1956

Есть множество фотографий, в которых человек вписан в пейзаж. У то го же Гарри Каллахана есть множество формальных поисков в этом направлении. Но здесь удивительно простыми средствами создан совершенно неожиданный образ человека как волны на поверхности мира. Спящий человек воспринимается как такой же макрокосм, как и океан, со своими волнами, приливами и песок, на котором он лежит, становится вторыми небесами. 


Динь, Франция, 11 августа 1959

Образ человека, превращенного своей ношей в крест не нов, во всяком случае в современной фотографии, но даже если забыть в каком году сделан данный снимок, то обращает на себя внимание то что благодаря игре света и тени в символ превращен не крест на храме, а человек. Таким образом, культовое строение относится к вещному миру, а человек, несущий свой крест и являющийся им сам - к миру платоновских идей. Здесь можно еще много говорить о линиях, балансе, построении, но это кажется наиболее важным. 


Чикаго, Иллинойс, 1967

Лицо мужчины обращено к свету. И не выдерживает этот свет. Свет стирает черты лица. Но почему? Ответ на этот вопрос дает тень решетки, лежащая на пиджаке. Решетка перед ним и решетка надета на нем, та, которая всегда с ним. 


Maxwell St., Чикаго, Иллинойс 1967

Хорхе Луиз Борхес пишет в одном из своих эссе "Сведенборг рассказывает, как на дно преисподней упал луч небесного света; грешники сочли его зловонием, гноящейся язвой и тьмой". Здесь же мы видим, как квадрат упавшего света отражается в прямоугольниках элемента города, свет создает город и только человека не в силах создать целиком. Возникают отдельные части, но мы видим, как, не смотря на это, человек обращается к свету, пусть даже упавшему на дно подъезда. 


Есть правило, что необычное нужно снимать обычно, а обычное - необычно. Здесь это правило настигает рекурсия, оно замыкается само в себя и летающая тарелка становится обыденностью, проваливающейся в черную дыру, на которую даже не обращают внимания кошки. 

11. Ракурс 


Совершенно Родченковский ракурс и в то же время совершенно самостоятельная фотография. Разнонаправленность конусов, один из которых прямолинеен и строг, а второй вместо факела превратился в порцию мороженного, образуют пространство смыслов, из которого каждый волен выбирать свой. 


Нью-Йорк, 1951-55

Уложить линии в квадрат всегда не просто, но данный кадр приводит в восхищение математической точностью стыковки линий, в том числе переднего плана с задним. Линии замыкают городской пейзаж, по кругу переходя друг в друга и образуя цикл жизни, в котором, опять же, присутствует некий Эшеровский мистицизм. 


окрестности Чикаго, Иллинойс, 27 августа 1970

Вивиан Майер в своих кадрах свободна от условностей — любой ракурс, если он порождает образ, может быть использован. Такая точка съемки трудна даже для одетого в брюки и вооруженного камерой с поворотным экраном современного фотографа, но Майер-Поппинс не остановило даже это. 


Сейчас многие фотографы, кто эпатажа ради, а кто действительно в поисках фотографичности в разных местах, заглядывают в мусорки. Когда это делала Вивиан это могло шокировать окружающих, но для нее была важна только фотография где бы она ни была. 

12. Отражения 


февраль 1955

У Вивиан не только тени являются эфемерными участниками городской жизни. Еще один вид реальных призраков — это отражения. Вот и в этом кадре плоскость зеркала создает кадр в кадре, но участвует он в городской жизни на равных. Кроме того интересна игра - рабочий держит в руках саму Вивиан, а она держит в руках фотоаппарат, запечатлевающий его. Зеркало прорезает в реальности проем, в котором существует другая, но та же, реальность и мир становится не только объемней, но и многомерней. 


Мир отражений для Вивиан так же податлив и пластичен, как и мир объектов и выстраивает она его с той же невероятной точностью. Отражения живут в реальности, а реальность живет в отражениях. 


1959

В этом снимке не возможно отделить отражение от реальности, все они образуют единый мир и все элементы выстраивают композицию, сюжет и образ снимка. Линии перспективы сводятся к центральной чакре фотографа, где естественным образом располагается фотоаппарат. Игра света создает дополнительное пространство, нарушающее плоскость кадра и в то же время соответствующее ей. Отдельно можно отметить математическую точность расположения элементов не только в картинной плоскости, но и в пространстве символов — часы как символ времени, фотоаппарат как символ момента и т. д.... 

13. Наложения 


Пространство пейзажа принято делить плоскостями на передний, средний и дальний план. И в этом снимке у Вивиан, как в вырезанных из бумаги декорациях, на каждом уровне расположен свой персонаж — листья на переднем, город на дальнем. И в центре кадра объединяет своей экспрессией весь мир центральный персонаж в прыжке взлетающим над городом. 


Чикаго, Иллинойс, 1961

Люди в городе для Вивиан такие же объекты, как и все остальное и она спокойно, иногда с доброй иронией комбинирует их. В данном кадре наложение планов построило над женщиной ироничное дополнение к ее шляпке, и в то же время сама женщина оказалась осью кадра, неразрывно связанным с городским пространством. По мановению нажатия на кнопку фотоаппарата столб стал частью женщины, а женщина частью столба. 


В своих фотографиях Вивиан Майер также свободно пользуется наложением любых объектов и они, соединяясь, создают новый образ. 

14. Юмор 


Чикаго, Иллинойс, январь 1956

В ее фотографиях ирония и юмор легки и ненавязчивы. Она не смеется над персонажами, а улыбается тому, как в переплетениях городской жизни находится место и паре ног в продуктовой витрине, и смутным образам автомобилей, не замечающих того, что они едут, оторвавшись от земли. 


май 1976

Многие кадры вызывают улыбку, не всегда веселую, но никогда не насмешливую. Вот и в этой фотографии сочетание персонажей и надписи заставляют улыбнуться. Отдельно можно сказать о том, что, не смотря на то, что большая часть фотографий сделана в ч/б цвет здесь удивительно точный. 


Нью-Йорк, 1955

В отличие от Мартина Парра, который изображал упитанных англичан скорее с сарказмом, чем с юмором, Вивиан Майер вообще не выносит оценки. Для нее человек, каким бы он ни был, это просто персонаж фотографии. На этом кадре тело использовано не для любования и не для осуждения, а просто как элемент для формирования композиции, хотя конечно улыбку вызывает. 


1967-68


И в этом кадре люди предстают не только как личности, но и не в меньшей степени как элементы композиции, причем растрепанная прическа рифмуется с узором шали без глумления и осуждения, а просто по требованию визуальности. Т.е юмор в кадре в определенном смысле присутствует, но привносит это не фотограф, а зритель. Внимательный взгляд Вивиан не пропускает игры визуальных элементов, не вынося суждений, а просто фиксируя мир таким, какой он есть . 


ноябрь 1977

Удивительно как при столь серьезном, даже иногда отстраненном взгляде на мир Вивиан Майер всегда готова улыбнуться, пошутить, обыграть любую сложившуюся ситуацию, иногда сдержанно, а иногда и по хулигански. 

15. Абстракция 


май 1979



октябрь 1979

Мы уже видели, что если нужно Вивиан совершенно спокойно расчленяет людей границами кадра и использует те их части, которые нужны для фотографии. А на этих кадрах части тел свободно перемещаются по картинной плоскости, человек без головы несет голову в руках, а другой приставляет себе чужую. 

Заключение 

Можно долго бродить по фотографиям Вивиан Майер, находя все новые и новые образы и смыслы, но конечно вся жизнь — а для нее фотографии действительно были всей ее жизнью, не может уместиться даже в самой длинной статье.

Ссылки на материалы: 

Основные факты о жизни Вивиан Майер основаны на www.chicagomag.com и vivianmaier.blogspot.com
Фотографии взяты в основном с www.vivianmaier.com и vivianmaier.blogspot.com
Фотографии с выставки в Чикагском Историческом Музее

2013 © Надежда Латунова, Вадим Бочечко




  Ваш коментарий будет первым
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять коментарии.
Пожалуйста зарегистрируйтесь или войдите в ваш аккаунт.